1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 5.00 (1 голос)

image

Одним из видов преступности, повсеместно захватившим нашу страну, является коррупция. Жажда наживы и денег движет чиновниками разных уровней, госслужащими и другими категориями граждан. Коррупционер мыслит обыденно: «Меня не поймают», «Мне за это ничего не будет или я откуплюсь», «В крайнем случае, отсижу пару лет и выйду, а имущество и деньги то останутся при мне». Все варианты кажутся реальными, несмотря на действующие законы и нормативные акты РФ.

Вспоминаются слова русского писателя, журналиста М.Е. Салтыкова-Щедрина «Строгость российских законов смягчается необязательностью их исполнения». Меткие высказывания Михаила Евграфовича и сегодня вызывают живой отклик у граждан. Ведь прошло уже более полувека, а ничего не изменилось.

А ведь прийти к закону и порядку возможно. Для этого необходимо тщательно следить за их исполнением, дополнить и усовершенствовать законодательную базу. В случае нарушений виновное лицо должно быть наказано по всей строгости. Например, рассмотрим ситуацию со взятничеством. Не будем говорить о мелких воришках и жуликах, возьмем те структуры, органы или организованные группы, где коррупция происходит в особо крупных размерах. Если преступник будет знать, и стопроцентно уверен, что понесет реальное наказание, то вряд ли будет совершать противоправные деяния. Если всё нажитое нечестным путем будет конфисковано с лихвой, то корыстные преступления станут просто экономически невыгодными. Более того - проигрышными.

В Уголовном кодексе РФ под конфискацией имущества подразумевают принудительное безвозмездное обращение по решению суда в собственность государства имущества виновного лица. Дело в том, что до 2003 года конфискация являлась мерой наказания, влекущей к таким последствиям как «разоблачение кулаков», «отбирание жилья» и всего имущества. В 2006 году конфискация была восстановлена в уголовном законодательстве в качестве «иной меры» уголовно-правового характера. Она используется и по сей день в качестве принудительной меры. Людям, далеких от права, эти отличия мало о чем говорят, для юристов же – это принципиальная разница.

Когда статья о конфискации имущества преступников как дополнительная мера наказания вдруг исчезла из УК РФ, обеспокоенные учёные писали: «Мы убеждены, что таким решением будут защищены многомиллионные преступные доходы, что будет способствовать лишь дальнейшему безнаказанному ограблению страны». На деле все так и происходит.

Конфискация имущества как мера уголовно правового характера применяется только в отношении закрытого (исключительного) перечня преступлений. Статья 104.1 УК РФ прямо называет эти преступления. Всего в перечне 74 статьи, в частности, за финансовые и террористические преступления, государственную измену, ряд государственных преступлений, получение взятки и др. Но для конфискации мало «только статьи». Необходимо дополнительно доказать как минимум один из фактов:

  • что имущество было добыто в результате совершения преступления;
  • что это имущество было орудием или же средством для совершения преступления;
  • что это имущество было приобретено на средства от преступной деятельности.

В России выделяют два основных вида конфискации: общую и специальную. Общая конфискация предусматривает изъятие всего имущества осуждённого, специальная — лишь определённых его видов.

Статья 104.1 УК РФ прямо указывает 4 вида имущества, которое могут безвозмездно изъять в пользу потерпевшего или же в пользу государства. Во-первых, это орудия или средства совершения преступления.

Во-вторых, имущество, которое использовалось или же предназначалось для «террористических целей». К примеру, это деньги для финансирования терроризма, средства для деятельности организованной группы, плакаты и оборудование для экстремистской деятельности, оружие для незаконного вооруженного формирования или же преступного сообщества (преступной организации).

В-третьих, преобразованные деньги, ценности, доход. К примеру, когда в результате преступной деятельности получено имущество, а потом оно «якобы под видом гражданско-правовой сделки» передается третьему лицу.

В-четвертых, имущество, которое получено в результате совершения преступлений.

Есть также и другая категория имущества, которая не подлежит конфискации. К ней относятся: единственное пригодное для проживания жилье, земельные участки, где находится это жилье, вещи индивидуального пользования, предметы обычной домашней обстановки, домашнего обихода, государственные награды, призы и грамоты, имущество и транспортные средства, которые необходимы преступнику в связи с инвалидностью и т.д.

Порядок конфискации имущества происходит следующим образом. Суд выносит приговор. Затем составляется исполнительный лист и направляется судебным приставам. На собственность накладывается арест. После этого составляется акт приема и акт описи имущества (в присутствии понятных, а также пристава и должника). Их направляют должнику в течение 5-ти дней, чтобы он указал на собственность, не подлежащую отчуждению. Имущество передается в распоряжение государственных органов.

Получается, что по действующим нормам конфискацию не могут применять просто по факту, что человек преступник, скажем, коррупционер. Закон разрешает забирать только то имущество, которое осужденный приобрел на доходы от преступления, скажем, купил на взятки дом. Понятно, что на деле доказать это сложно.

Другая загвоздка состоит в том, что решение о конфискации находится в компетенции суда. А ведь такого решения может и не последовать. Кроме того, далеко не всегда судьи получают от органов дознания исчерпывающую информацию об имущественном положении подсудимых. Соответственно, на практике конфискация во многих уголовных делах касается только вещественных доказательств.

По мнению экспертов, «из-за существующих недостатков в России в настоящий момент конфискацию имущества можно сравнить с «решетом», которое позволяет «изымать» у преступников лишь часть имущества, вовлеченного в преступный оборот, связанного с преступной деятельностью. Более того, установление изъятий в ее применении позволяет нарушителям уголовно-правовых запретов в некоторых случаях попросту оставлять имущество, добытое преступным путем, у себя».

На пути принятия закона о конфискации стоят крупнейший российский бизнес, олигархат, высокое коррумпированное чиновничество.

Надо, наконец, честно признать: страна находится в состоянии настоящей войны с коррупцией, а значит, бутафорские меры, пиар-акции, телевизионные шоу - это не борьба, не противостояние, это - фикция чистой воды, ширма, за которой продолжается разгром экономики, гибнет нравственность нынешнего и будущих поколений.

Идея вернуть конфискации прежний размах давно витает в коридорах Госдумы. В течение 2016 года депутаты Госдумы четырежды выступали с инициативой, предлагающей так или иначе расширить применение конфискации. Три предыдущие были возвращены инициаторам по различным процедурным причинам. То есть категоричного "нет" законодателями сказано не было. Вопрос как бы повис в воздухе. Сторонники идеи считают, что с преступностью надо пожестче. Мол, наказания должны пугать.

Однако, разработке закона и его одобрению в обязательном порядке должна предшествовать ювелирная законодательная работа. Это необходимо, чтобы добиться сокращения масштабов коррупции, а не получить «статистику», которую дадут мелкие взяточники. Например, по статистике, около 30% случаев получения взяток в России приходится на долю врачей и учителей. При этом, в 60% случаях сумма взятки — от 5 до 10 тыс. руб. И если будет принят необдуманный закон, имущества лишатся много коррупционеров самого мелкого пошиба, которых брать взятки зачастую вынуждает именно печально низкий уровень зарплат.

В свою очередь, специалисты нашей организации едины во мнении, что институт конфискации, существующий ранее, просто необходимо восстановить как действенное орудие борьбы государства с экономическими преступлениями, в частности, с коррупцией, так как уголовное преследование уже не позволяет применять эффективные экономические санкции.

Это не позволит лицам, совершившим незаконное деяние, обогатиться за счет преступления и компенсирует ущерб, причиненный потерпевшему (государству), за счет изъятых доходов от преступной деятельности, предотвратит повторение преступления за счет изъятия орудий преступления.

При этом стоит не ограничиваться конфискацией имущества, принадлежащего непосредственно лицу, совершившему незаконное деяние, а брать во внимание близкое окружение (родственников, супруг), проведя детальное расследование движения имущества, получения прибыли за счет имущества добытого преступным путем, и изъятия его в бюджет.

Так, в некоторых странах поступления от конфискации имущества оказывают весомое значение в бюджет государства. Например, в Италии до 10% начислений в бюджет идет от конфискации.

Более того, если виновное лицо ранее относился к чиновничьему аппарату, то возможности вернуться на свое место не должно быть. Чиновник, допустивший поступки, не соответствующие занимаемой должности, будет уволен без сохранения привилегий. Так, исключится практика пересадки чиновника любого ранга из одного кресла в другое при серьезных проступках. А при преступлениях, влекущих за собой существенный ущерб и квалифицирующихся как особо тяжкие (получение взяток, казнокрадство, коррупция, понимаемая как корыстные протекции, превышение и злоупотребление своими полномочиями, неэффективность расходования бюджетных средств, подрыв экономической безопасности и др.), не будет условных наказаний. Не сохранится и право занимать должности в органах государственной власти до конца жизни, и обязательно будет применяться мера конфискации имущества всей семьи.

Конфискация имущества должна выступать в качестве карательной меры. Конфискацию имущества в качестве наказания посчитали более эффективной, чем конфискацию — иную меру, 85,4% опрошенных.

Если конфискацию имущества применять за хищение чужого имущества, то тем самым, по мнению ряда исследователей, осужденный подвергается таким же лишениям, которые были причинены им в результате совершения преступления другим гражданам.

Таким образом, это должно способствовать выработке у виновного соответствующего опыта, чтобы впредь не делать другим то, чего не желаешь себе. Конфискация имущества в большинстве случаев выступает именно как лишение преступника того же блага, которого он лишил или пытался лишить другого, что в большей мере способствует выработке «категорического императива», чем при лишении свободы, где данная адекватность воздаяния не прослеживается. В этом отношении конфискация как раз выступает в качестве средства достижения того результата, добиться которого применением основного наказания или иной меры уголовно-правового характера невозможно.


Понравился материал? Поделитесь:

Добавить комментарий


Новостная рассылка

Подпишитесь, и будьте в курсе всех важных событий!

Кто Online

Сейчас 180 гостей и один зарегистрированный пользователь на сайте