1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 4.83 (3 голосов)

image

Один из важнейших секторов российской экономики – лесозаготовительная индустрия. Россия является одним из крупнейших производителей и экспортеров древесины – пятое место в мире, второе место в Европе.

Согласно статистике ООН, половина территории нашей страны покрыта лесами, а общая площадь лесов России (851 млн гектаров) составляет одну пятую от площади лесов планеты Земля. Две трети этих лесов являются пригодными для использования в лесной промышленности.

Однако несмотря на огромный ресурсный потенциал, эффективность российской лесной промышленности крайне низкая. По оценкам представителя Союза лесопромышленников и лесоэкспортеров России, для российской лесопромышленной индустрии характерны низкий технический уровень производства, технологическое отставание от мировых тенденций, низкая рентабельность и неустойчивое финансовое положение предприятий отрасли, слабо развитая дорожная и производственная инфраструктура, низкий уровень лесного машиностроения. Поэтому, как говорят эксперты, лесная промышленность в России является низкодоходной – доход производителя с одного кубометра древесины в разы меньше, чем в среднем на международном рынке лесозаготовления.

Отдельной серьезной проблемой для российской лесной промышленности является нелегальная вырубка леса и последующая реализация незаконно добытой древесины («10 самых доходных нелегальных бизнесов в мире»). По данным Всемирного фонда дикой природы России и Всемирного банка, до 20% древесины, заготавливаемой в Российской Федерации, имеет незаконное происхождение. Тогда получается, что объём нелегальной лесопродукции в нашей стране в 2015-ом составил 40–50 млн куб. метров древесины, так как всего за тот год было заготовлено 206 млн куб. метров.

Ущерб для бюджета («Бюджет трещит по швам, а в заначке – миллионы!») оценивается примерно в 13–30 млрд рублей ежегодно. По итогам 2016 года была озвучена цифра – свыше 11 млрд рублей. Эксперты полагают, что в наибольшей степени нелегальная вырубка распространена в экспортноориентированных регионах, богатых лесными ресурсами, в особенности в регионах Сибири. В 2013 году некоммерческая международная организация «Агентство экологических расследований» (EIA) опубликовало расследование схемы легализаций незаконно вырубленной древесины с последующей продажей ее в Китай. Оценки экологами масштаба нелегальной добычи древесины очень серьезны: например, они полагают, что от 50% до 75% дуба, экспортируемого в Китай, имеет нелегальное происхождение. Есть и другие независимые экспертные мнения.

Так, руководитель Лесной программы Всемирного фонда дикой природы Елена Куликова утверждает, что каждое четвертое изделие из дерева в России имеет «сомнительное происхождение». Директор Амурского филиала Всемирного фонда дикой природы (WWF) России Юрий Дарман подчеркивает, что две трети объема ценных пород деревьев на Дальнем Востоке заготавливаются незаконно.

Эксперты также приводят и следующее интересное наблюдение: те, кто занимается незаконными вырубками, научились грамотнее обходить законы. Масштабы проблемы по-прежнему велики и их трудно точно определить, однако методы, которыми пользуются нарушители, стали сложнее.

Ущерб от нелегальной вырубки леса несет не только экономика страны, но и природа. Ученые изучили несколько сот тысяч фотографий поверхности Земли со спутника и подсчитали, сколько именно уничтожается лесов в каждой стране мира ежегодно. Россия оказалась на первом месте – в период с 2011 года по 2013 года в нашей стране ежегодно исчезало в среднем по 4,3 миллиона гектаров леса. Этот показатель можно сравнить с Канадой, которая оказалась на втором месте с результатом в два раза меньше – 2,4 млн гектаров ежегодно. Ученые также подсчитали, что если всякую вырубку прекратить немедленно, то понадобится не меньше 100 лет, чтобы восстановить лесной массив в России.

Экологический ущерб

Незаконные вырубки леса крайне негативно сказываются на экологической ситуации, и проблема шире, чем уменьшение количества древесины.

Вырубка леса неизбежно влечет широкий круг экологических проблем («Деньги не пахнут – пахнут свалки!»). Из-за незаконной вырубки леса, которая неизбежно является беспорядочной и даже варварской, страдают растительный и животный мир – беднеют флора и фауна, происходит эрозия почв, иные нежелательные последствия. Например, в Кировской области из-за вырубок за последнее десятилетие произошел подъем грунтовых вод в реке Вятке, обмеление малых рек, заболачивание почв.

Отдельная проблема – это несвоевременный вывоз древесины, а также мусор, который остается после вырубки. В ситуации с незаконными вырубками проблема захламления леса особенно остра: лесорубы повсеместно оставляют часть вырубленной древесины. Когда происходят пиратские вырубки, то зачастую выбирается пиловая древесина, а все остальное не утилизируется, а просто остается в лесу и захламляет его. Потом она высыхает и провоцирует пожары («Пожары в России – случайность или закономерность?») и загазованность воздуха.

О восстановлении леса крупные арендаторы, проворачивающие схемы вырубки и сбыта леса, как правило, совершенно не заботятся. Необходимо же, чтобы эти процессы были в одной цепочке, и недостаточное внимание к лесовосстановлению порождает серьезные долгосрочные риски.

Незаконные вырубки ведутся и в особо защитных участках лесов, например, вдоль водных объектов. Некоторые эксперты полагают, что «черные лесорубы» стремятся вырубать лес именно в охранных зонах, поскольку качество древесины там может быть выше. Также сообщается и о вырубках ценных пород деревьев.

Как это работает?

Для оценок масштаба проблемы эксперты Центра экономических и политических реформ (ЦЕПР) провели собственное исследование, в котором приняли участие люди, чья профессиональная деятельность прямо или косвенно связана с лесной отраслью. Результаты своего труда специалисты обнародовали в докладе. Ниже представлены отрывки из него.

Прежде всего, нужно учитывать, что очень часто ту или иную роль в незаконной вырубке леса играют крупные инвесторы, арендующие большие площади леса в регионе.

Для функционирования производств, созданных согласно инвестиционному проекту, часть срубленного леса все же идет на эти производства. Остальной лес сбывается на сторону.

Как рассказывает один из экспертов из Кировской области, «только треть (из крупных инвесторов, получивших участки в аренду под инвестиционные проекты) законно исполняет свои обязательства, две трети перепродают лес черным дельцам. Те вырубают и по своим каналам сбывают». Другой эксперт дает более пессимистическую оценку, сообщив, что инвесторов, выполняющих взятые обязательства, менее 10%.

Вот пример ситуации, произошедшей в Кировской области. Крупный инвестор получил в аренду большие участки леса под реализацию десятка инвестиционных проектов, предполагавших создание предприятий по переработке древесины и обеспечение жителей региона рабочими местами. Однако по факту было реализовано меньше половины проектов. Большая часть проектов осталась «на бумаге». По словам эксперта, основной деятельностью инвестора была сдача леса в субаренду по завышенной цене, без проведения аукционов. Фактически регион потерял хорошие делянки леса, не получив при этом эффект от реализации изначально прописанных проектов, а инвестиционная компания получила суперприбыль.

Участвуют в незаконных вырубках леса и лесничества, которые имеют формальные права на вырубку для своих нужд и санитарной обработки, и зачастую пользуются этими правами для вырубки леса на продажу, однако им нужно дополнительно организовывать вывоз и сбыт. Также часто сельскохозяйственные предприятия, которые имеют лесные участки и должны использовать их для своих хозяйственных нужд, вместо этого дополнительно торгуют лесом.

Часто арендаторы выходят за пределы отведенной территории. Например, один из экспертов привел пример, когда предприниматель получил официальное разрешение на вырубку леса рядом с охранной зоной, однако лесорубам он умышленно очертил фронт работ шире разрешенной, и часть леса была вырублена в охранной зоне.

Говорят, что существует еще одна схема: скупка льгот, позволяющих получить лес для строительства. Скупщики льгот получают возможность вырубить один большой участок леса. Льготники же после такой сделки по факту лишаются возможности строительства дома или дачи.

Также рассказывают, что в приграничной зоне распространена практика вывоза вырубленного леса за границу на лесовозах по ночам и что существуют специальные коридоры. Часто документы для вывоза оформляются в данном случае на совместные предприятия. Также эксперты рассказывают о том, что обычно перед лесовозом едут машины, проверяющие путь и удостоверяющиеся в том, что им не встретятся правоохранители.

Наконец, для мелкомасштабной вырубки часто по неформальным каналам нанимают отдельных граждан для осуществления браконьерской вырубки. Эксперты говорят, что именно их чаще всего ловят, наказывают, и именно за счет них повышают процент раскрываемости преступлений в отчетности.

Лесничества тоже могут подвергнуться санкциям, но, по признанию некоторых экспертов, в данном случае «ловят тех, кто не поделился». Самая опасная и практически ненаказуемая на практике цепочка связана с крупными компаниями.

Часть вырубленного леса вывозится кругляком, часть уходит на обработку на пилорамы. Переработкой древесины занимаются в гораздо меньших масштабах, предпочитая сбывать кругляк. Существующие предприятия, занимающиеся переработкой древесины, преимущественно работают на старом оборудовании, чтобы обновить их – нужны огромные средства, которые могли бы быть только у «лесных лордов», которые, в свою очередь, не заинтересованы в таких инвестициях, пока у них есть возможность получать большие прибыли более легким путем.

Предприятия, созданные «лесными лордами» в рамках реализации инвестиционных проектов по льготам, хоть сколько-нибудь сопоставимых прибылей дать не способны. Поэтому компании выбирают незаконные вырубки, уход от налогов и вывоз леса на рынки сбыта.

Большинство экспертов сходится во мнении: без поддержки органов власти или, по крайней мере, отдельных представителей органов власти более или менее крупные операции по незаконной вырубке леса были бы невозможны. Они уверены, что крупный бизнес в обязательном порядке стремится заручиться поддержкой властей. В отдельных случаях представители органов власти могут выступать инициаторами или активными участниками процесса. Однако, даже если представители органов власти не принимают активного участия в конкретных схемах, они как минимум систематически закрывают на них глаза, часто срабатывает принцип круговой поруки.

Что делать?

У борьбы с незаконными вырубками леса длительная история – с 1990-х годов постепенно формировалась нормативно-правовая база, совершенствовались технические методы. Сегодня для выявления нарушителей применяются даже космические технологии – проводятся снимки территории из космоса.

Однако отмечается, что борьба в основном ведется точечно: правоохранительные органы реагируют на конкретное сообщение о нарушениях, поступившее от граждан, проводят проверочный рейд, наказывают нарушителей.

При этом, такие меры обычно направлены исключительно на борьбу с мелким браконьерством, а не с куда более масштабными вырубками, в которые вовлечены средние и крупные предприниматели и которые являются значительно более серьезной проблемой, требующей системных мер.

На основе заключений и рекомендаций экспертами Центра экономических и политических реформ были сформулированы несколько выводов о проблеме в целом и о том, каким образом должна осуществляться борьба с незаконными вырубками леса:

Корень проблемы – это коррупцияКоррупция и методы борьбы с ней»). Решить проблему точечными мерами и поимкой мелких нарушителей или исполнителей, которые находятся в самом низу «иерархии», невозможно. Сейчас система фактически работает на преследование мелких браконьеров при одновременном создании удобных условий для проворачивания различных схем по массовой вырубке и сбыту леса крупными предпринимателями.

Более того, в схемы по незаконной вырубке леса зачастую напрямую вовлечены те, кто призван бороться с этим явлениями, – лесничества, правоохранительные органы. Необходимы масштабные системные перемены, которые невозможно осуществить без наличия политической воли на разных уровнях власти.

Необходимо поставить под реальный контроль работу крупных инвестиционных компаний. Невыполнение условий договора должно влечь за собой лишение всех полученных по нему льгот. Существующая система поощрения инвестиционных проектов на практике служит не задачам развития, а разграблению лесных ресурсов регионов. Сейчас доступ крупных компаний к лесу практически неограниченный. Следует рассмотреть возможность повышения тарифов на лес для этих компаний и проведения продаж только с аукционов.

В то же время малые и средние предприятия нуждаются в льготах (прежде всего налоговых), при которых для них будет выгоднее работать легально, а не уходить в тень. Разумно выстроенные льготы таким предприятиям могли быть дать стимул к прекращению участия в незаконных схемах («Как в России «душат» малый и средний бизнес»).

Органы власти всех уровней должны быть заинтересованы в установлении независимого контроля над отрасльюНезависимые экспертизы – объективный контроль освоения бюджетных средств»). Все должно отслеживаться и фиксироваться в открытых источниках: от работы на делянках до сделок по продаже леса, причем в первую очередь под контроль должна быть взята деятельность крупных компаний. Вся информация должна быть максимально упорядочена, доступна и прозрачна.

Вовлечение в незаконные вырубки леса большого числа людей является следствием негативной социально-экономической ситуации в регионах, низких доходов населения и – самое главное – высокого уровня безработицы. Точечные преследования и наказания отдельных нарушителей приводят в основном лишь к тому, что люди ищут новые способы обхода закона и правоохранительных органов. Необходимо создавать рабочие места, развивать инфраструктуру, работать на улучшение уровня жизни населения, давать территориям возможность развития, стимулировать их к тому, чтобы им было выгодно платить налоги и наводить у себя порядок. Только такие меры, влияющие на социально-экономическую среду в целом, способны коренным образом изменить ситуацию с мелким браконьерством.

Российская экономика нуждается в смещении акцентов от добычи ресурсов к обрабатывающей промышленности. Для лесной отрасли это крайне важная задача. Так, по данным Массачусетского технологического института, в 2014 году в структуре российского экспорта древесины и изделий из древесины 69% составили пиломатериалы и необработанные лесоматериалы, а столярные изделия из дерева – только 2% («Природные богатства России – национальное или личное достояние?»).

Подытожим, сейчас налажен поток вывоза леса из страны, причем значительная часть леса вырубается варварски, хаотично и незаконно. Таким образом, страна не просто продает природные ресурсы за рубеж – она еще и недополучает значительную часть доходов от этих продаж, лес попросту воруется. Первоочередная задача – борьба с незаконными вырубками. Однако, в стратегическом плане не менее важной задачей является переход от вывоза сырья за рубеж к обработке древесины внутри страны. Он может быть совершен только силами государственного стимулирования, поскольку в настоящее время на рынке не сложились условия, при которых предпринимателям массово было бы выгодно вкладывать средства в переквалификацию предприятий.


Понравился материал? Поделитесь:

Добавить комментарий


Новостная рассылка

Подпишитесь, и будьте в курсе всех важных событий!

Кто Online

Сейчас 85204 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте