1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 5.00 (2 голосов)

image

Несмотря на то, что наше столетие зачастую называют веком информационных технологий и прогресса, человечество все же продолжает вооружаться, а продажа военной техники и оборудования по-прежнему остается важной составной частью экспорта и экономического потенциала ряда стран. По данным Стокгольмского института исследования проблем мира (SIPRI), мировые продажи продукции военного назначения по итогам 2012-2016 годов увеличились на 8,4% в сравнении с предшествующей пятилеткой.

Касаемо России, мы уже который год слышим о лидирующих позициях нашей страны в экспорте товаров военного назначения. Россия действительно занимает второе место в мире после США по продаже вооружений. По данным SIPRI, Россия контролирует более 23% мирового рынка. Порядка 70% российских поставок приходится на 4 страны: Индию, Китай, Вьетнам и Алжир.

В 2015 году Россия продала оружия на $14,5 млрд. По данным «Рособоронэкспорта», в 2017 году Россия продала вооружения на $15 млрд. В 2018 должно быть еще больше.

Казалось бы, политика «поднятия с колен» оборонно-промышленного комплекса действительно дала свои плоды, и Россия научилась зарабатывать на том, что она умеет делать, а не просто качать из земли.

Все хорошо, но обычному гражданину страны абсолютно не понятно, почему при таких успехах в экспорте ВПК и других отраслях, как нам вещают по ТВ, мы снова должны «держаться» и пережидать трудные времена. Вновь напрашивается извечный вопрос «Где деньги?».

Что такое SIPRI и как он считает

Так как мы не раз уже сослались на сведения SIPRI, то необходимы пояснения.

Стокгольмский институт исследования проблем мира (SIPRI) ведет базы данных о поставках оружия по всему миру. Сведения о продаже вооружений включаются в базы только в случае, если факт поставки является достоверным. Финансируется SIPRI правительством Швеции и получает гранты из других источников.

С 1969 года институт публикует «Ежегодник SIPRI» (на русском языке издание выпускается совместно с Институтом мировой экономики и международных отношений РАН). В издании приводится обзор глобального рынка вооружений, процесса разоружения и ситуации с международной безопасностью на основании данных из открытых источников.

Стокгольмский институт также составляет топ-100 мировых производителей вооружений. Для расчета места производителя в рейтинге используются условные единицы –индикаторный показатель, выраженный в долларах США и ценах 1990 года. Таким образом, по мнению исследователей, можно вывести сравнимые показатели для продолжительного периода. Крупнейшие отечественные производители оружия

Для объективности отражения ситуации мы будем опираться на самые последние сведения. Так, американский журнал Defense News составил «Топ-100» производителей оружия в мире уже по итогам 2017-го. В рейтинг вошли 6 российских компаний.

Концерн «Алмаз-Антей» впервые вошел в первую десятку мирового рейтинга производителей оружия, заняв 8-е место, тогда как годом ранее был только на 11-м.

Выручку концерна «Алмаз-Антей» от продажи систем военного назначения в 2017 году эксперты Defense News оценили в $9,125 млрд, что на 39% превышает показатель 2016 года ($6,581 млрд). Доходов от операций, не связанных с продажей военной продукции, концерн, по данным журнала, не получал. В результате «Алмаз-Антей» обошел в рейтинге французскую промышленную группу Thales (чья общая выручка, по данным Defense News, превысила $17,85 млрд, но доля продукции оборонного назначения составила лишь половину этой суммы), а также итальянский машиностроительный холдинг Leonardo и американскую L3 Technologies (чьи общие доходы также были выше, чем у российского концерна).

Как сказано в Википедии, 100% акций компании принадлежит Российской Федерации в лице Росимущества. Председатель совета директоров – Михаил Фрадков, генеральный директор – Ян Новиков.

Кроме «Алмаз-Антея» в рейтинг Defense News попали еще пять российских компаний, работающих в интересах оборонно-промышленного комплекса. При этом Объединенная авиастроительная корпорация (ОАК) сохранила за собой 14-е место, увеличив «военную» выручку на 10%, с $5,636 млрд до $6,197 млрд. Основателем корпорации значится Владимир Путин. Государству в лице Росимущества принадлежат 90,3 % акций ПАО «ОАК», Внешэкономбанку – 5,6%, частным акционерам – 4,1%. Председатель совета директоров компании – Мантуров Денис Валентинович (Министр промышленности и торговли Российской Федерации). Президент – Слюсарь Юрий Борисович.

Корпорация «Тактическое ракетное вооружение» поднялась в рейтинге с 32-го на 25-е место, ее выручка от продаж военной продукции выросла на 25% и составила $3,573 млрд. 100% акций КТРВ принадлежит правительству России в лице Росимущества. Генеральный директор – Борис Обносов.

Холдинг «Вертолеты России», который по итогам 2016 года в топ-100 рейтинга Defense News вообще не вошел, по итогам 2017-го занял в нем сразу 36-е место с «военной» выручкой в размере $2,735 млрд. Холдинг является дочерней компанией Государственной корпорации «Ростех». Гендиректор – Богинский Андрей Иванович. Председатель Совета директоров – Артяков Владимир Владимирович. В Совет директоров холдинга входят еще 9 человек: Михеев Александр, Леликов Дмитрий, Скворцов Сергей, Федоров Кирилл, Минниханов Рустам, Лалетина Алла, Сердюков Анатолий, Савенков Александр, Чистяков Александр.

«Уралвагонзавод» (генеральный директор – Потапов Александр Валерьевич) опустился в рейтинге на одну позицию и занял 46-е место с показателем $1,865 млрд, а концерн «Радиоэлектронные технологии» (входит в состав госкорпорации «Ростех». Доля акций ГК «Ростех» составляет 9,5 %. Гендиректор – Колесов Николай Александрович) поднялся с 50-го на 48-е место с $1,677 млрд. Концерн «РТИ Системы», занявший в рейтинге прошлого года 86-е место, отказался поделиться с Defense News данными о своей деятельности в 2017-м, сославшись на введенные США санкции.

Заметим, что оценки Defense News заметно отличаются от тех, что приводятся в рейтинге Стокгольмского международного института исследований проблем мира (SIPRI). Рейтинг крупнейших в мире производителей оружия по итогам 2017 года SIPRI пока не опубликовал, однако в рейтинге за 2016-й «Алмаз-Антей» занимал только 24-е место против 11-го по версии Defense News ($3,43 млрд против $7,412 млрд). При этом крупнейшим в России производителем вооружений SIPRI называл ОАК, которой его эксперты по итогам 2016 года отдали 13-е место в мировом рейтинге ($5,16 млрд), тогда как в рейтинге Defense News корпорация стояла на 14-м месте.

Обратим ваше внимание и на тот факт, что общая сумма от экспорта военной техники, а именно озвученные 15 млрд долларов, составляют около одного трлн рублей, это 1/15 от доходной части госбюджета страны («Бюджет трещит по швам, а в заначке – миллиарды!»). Кроме выручки самих предприятий, ясно что на этом зарабатывает кто-то ещё. Журнал «Профиль» делится своими интересными находками.

Где деньги?

$15,5 млрд  – это оценка таможенной стоимости отгруженных на экспорт вооружений. Но получаем ли мы за них деньги? Сведений об этом в официальной статистике нет. Во времена холодной войны (до начала 80 х годов) Советский Союз поставлял огромное количество вооружений своим союзникам во всем мире, и в основном такие поставки шли в кредит. На конец 1991 года другие страны были должны СССР около $145 млрд (оценка по официальному курсу Госбанка СССР – 0,66 руб./долл.). В 1997 году мы вступили в Парижский клуб кредиторов, который не признавал военных долгов, и именно тогда появилась оценка – около 80% долга перед СССР возникло именно из-за поставок вооружений.

Россия перешла к практике списания долгов других стран, особенно на фоне высоких цен на нефть в нулевые годы («Россия опять простила миллиарды долгов. Что можно было бы сделать на эти деньги?»). Причем речь шла уже не только о советских долгах. Дважды списывались долги Ирака, Никарагуа и Монголии – второй раз точно не имевшие отношения к советским долгам. Всего за последние 20 лет Россией было списано другим странам, по некоторым оценкам, $140 млрд. Обычно при списании долгов следуют договоренности о некоторых преимуществах и учете интересов российских компаний. Благодарная Никарагуа признала независимость Абхазии и Южной Осетии. В Ливии при списании $4,5 млрд в 2008 году договорились об интересах РЖД, «ЛУКойла» и других компаний, но из этого ничего не вышло даже еще до «арабской весны». И зачем было списывать долги явно платежеспособной нефтедобывающей стране?

Вот более актуальный пример. В мае 2005 года Россия списала Сирии $9,8 млрд из $13,4 млрд долга (кстати, тоже нефтедобывающая страна). В свою очередь, Дамаск обязался закупать российское вооружение и провести модернизацию бронетехники, поставленной еще в советские времена. Может быть, именно этот контракт стал одной из причин военного участия России в Сирии в 2015–2016 годах? Поддерживая Асада, мы защищаем свои (или чьи-то) коммерческие интересы?

Вообще, одно из самых распространенных условий списания долгов – это приобретение у России военной техники. И часто снова в кредит. Образуется своеобразная долговая «карусель» – поставки оружия в кредит, а когда сумма кредита достигает большой величины, он списывается при условии новых поставок оружия, опять же в кредит… Что от этого получает в действительности Россия? Ладно бы мы поставляли оружие на таких «бесплатных» условиях своим надежным союзникам в тех или иных регионах (как это делают, например, США, которые все же не злоупотребляют процессом списания кредитов). Так ведь у нас нет серьезных региональных интересов. Вся эта «карусель» преподносится как успешная коммерческая деятельность «Рособоронэкспорта» и благородная позиция нашей страны, стремящейся дать новый импульс развитию двусторонних отношений путем списания кредитов менее развитым странам. А в сумме – деятельность для страны бессмысленная и бесполезная.

ЦБР ежеквартально публикует информацию о внешнем долге России, и мы точно знаем, сколько мы должны (причем не только государство, но и банки и компании), а также, в какие сроки отдавать эти долги. Но не существует публичного реестра долгов перед Россией. Более того, не существует никакой открытой отчетности о списанных долгах и условиях таких списаний. Часто они являются неписаными. Почти год провел в СИЗО замминистра финансов Сергей Сторчак по обвинению в мошенничестве при операциях с долгом Алжира перед Россией (был оправдан). Ходят слухи о миллиардных откатах при принятии решений о списании долгов. Но полная непрозрачность ситуации только усугубляет дело.

Кто «стрижет купоны»?

Но сам главный торговец российским оружием, эксклюзивный госпорсредник, на 100% принадлежащий госкорпорации «Ростех», ОАО «Рособоронэкспорт» показывает потрясающую эффективность своей работы. Председатель совета директоров – генеральный директор «Ростеха» Сергей Чемезов. В Совет директоров также входят: Александр Фомин, Дмитрий Шугаев, Анатолий Исайкин, Игорь Нагорный, Анатолий Торкунов, Андрей Яцкин.

Рентабельность (чистая прибыль/выручка) ОАО «Рособоронэкспорт» в 2014 году составила 44%. При том, что нормативная рентабельность предприятий оборонного комплекса, продукцию которых он продает, – только 15%. На счетах РОЭ скопилось более 100 млрд руб. (= 5 кратной выручке 2015 года), причем хранятся средства в валюте, и только на девальвации 2014 года он заработал почти 25 млрд руб. Зачем РОЭ копит деньги? Он практически не делает инвестиций, не покупает недвижимости, даже дивиденды «Ростеху» платит очень скромные. Чей это «карман»?

Не слишком ли большую плату он берет за свои посреднические услуги промышленникам, от которых они отказаться не могут в силу закона?

В итоге, выходит следующая картина – военную технику мы продаём, скорее всего, от экспорта в бюджет поступают только налоговые отчисления (попытки найти информацию об этом в Интернете были тщетны), как и в ситуации с пшеницей и недрами («Природные богатства России – национальное или личное достояние?»). Далее прибыль распределяется между компаниями-производителями (как вы видели выше – большая часть из них принадлежит государству в лице Росимущества) и единственной в России организацией по экспорту услуг и продукции военного и двойного назначения «Рособоронэкспортом» (на 100% принадлежащей «Ростеху»). И что тогда граждане страны получают от продажи техники или сырья? Какая им разница, мы будем в тройке или в десятке, ведь состоянии их жизни от этого не меняется? Напомним, Россия занимает первое место в мире:

- по общей стоимости произведённых алмазов;

- по экспорту пшеницы, ржи, овса, ячменя, гречихи, смородины и малины;

- по экспорту кориандра;

- по экспорту природного газа;

- по экспорту чугуна и стальных полуфабрикатов;

- по экспорту ядерного топлива;

- по экспорту стали и третье место по экспорту металлопроката;

- по производству и экспорту первичного алюминия.

И это лишь некоторые примеры. В этом то и парадокс: в такой богатой стране (ресурсами, людьми) – такие бедные жители.


Понравился материал? Поделитесь:

Добавить комментарий


Новостная рассылка

Подпишитесь, и будьте в курсе всех важных событий!

Кто Online

Сейчас 73067 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте