1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 5.00 (2 голосов)

image

Качество государственного регулирования в России ухудшилось в 2017 году, оценил Всемирный банк в индексе WGI (World Governance Indicators). Эксперты предлагают рассматривать его в качестве более комплексной альтернативы популярному рейтингу Doing Business.

Регуляторная среда для бизнеса в России за год ухудшилась – соответствующий индикатор, который рассчитывает Всемирный банк, по итогам 2017 года остался в отрицательной зоне и составил -0,48 против -0,42 годом ранее. Индексы качества государственного управления (WGI), которые эксперты банка готовят ежегодно, опубликованы на его сайте.

Что за индекс

Индекс качества госуправления делится на шесть составляющих: «подотчетность», «политическая стабильность и отсутствие насилия», «эффективность правительства», «качество регулирования», «верховенство закона» и «контроль над коррупцией». Сводного индекса как такового нет – лишь данные по этим компонентам. Всемирный банк самостоятельно не готовит рейтинг по странам по этому индексу (в отличие, например, от рейтинга условий для ведения бизнеса Doing Business).

Показатель качества регулирования оценивает способность правительства «вырабатывать и реализовывать эффективное регулирование, способствующее развитию частного сектора», объясняли в докладе эксперты Центра стратегических разработок (ЦСР под руководством Алексея Кудрина готовил экономическую стратегию для президента Владимира Путина). Индикатор учитывает множество показателей из разных источников, в частности организацию рынка и конкуренции (из индекса политической трансформации, который рассчитывает Фонд Бертельсмана в Берлине), уровень недобросовестной конкуренции, контроль над ценами, дискриминационные тарифы и налоги, избыточный протекционизм (их оценивает Economist Intelligence Unit в Лондоне), противоречивость налоговой системы и регуляторное бремя (по оценке Global Insight), инвестиционную и финансовую свободу (данные индекса экономической свободы от фонда «Наследие» в США), правоприменительную практику (по оценке The World Justice Project) и т.д. При подготовке индекса также учитываются и другие оценки, в частности от Всемирного банка, ЕБРР и Всемирного экономического форума. Все эти данные приводятся к общему виду, а сам регуляторный показатель может колебаться от значения -2,5 (худшее) до 2,5 (лучшее). Нейтральный уровень – 0.

Уровень качества регуляторной среды в России всегда был ниже среднего (с момента начала замеров в 1996 году), свидетельствуют данные Всемирного банка. Лучшего значения (-0,12) он достигал в 2004 году. В 2011-2014 годах этот индекс составлял от -0,34 до -0,39, а в 2015 году резко упал – до -0,52. Временное улучшение динамики произошло в 2016 году (-0,42), теперь же регуляторная среда снова ухудшилась.

Представление о положении России в сравнении с другими странами дает ее ранг, также рассчитываемый Всемирным банком. У России он составляет 32,7%, то есть у 32,7% стран мира уровень регуляторной политики хуже, чем у России, а значит, Россия находится в замыкающей трети стран по этому индикатору. Годом ранее показатель был выше – 37%. Для сравнения, по итогам 2017 года у Сингапура, который традиционно получает лучшие оценки в рейтингах госрегулирования частной сферы, ранг составил 100% (то есть Сингапур стал лучшей юрисдикцией с точки зрения регуляторных условий для бизнеса). Что улучшать

В последние годы правительство занималось улучшением регуляторной среды посредством продвижения в рейтинге Всемирного банка Doing Business. В майских указах президента Владимира Путина ставилась цель подняться к 2018 году до 20-го места (в 2011 году Россия была на 123-й строчке). В прошлом году Россия заняла 35-е место, результатов этого года пока нет — рейтинг традиционно публикуется в октябре («Неисполнение майских указов»).

«В настоящее время комплексная регуляторная политика отсутствует. Скорее подтягиваются какие-то отдельные аспекты, влияющие на положение России в рейтинге Doing Business. В реальности же регуляторные условия работы бизнеса ощутимо не улучшились», - считает ведущий эксперт Центра оценки регулирующего воздействия Высшей школы экономики (ВШЭ) Анна Голодникова.

Эксперты ВШЭ и ЦСР при подготовке программы для Путина предлагали разработать президентский указ о реформировании госуправления и, в частности, включить в него цель подняться в рейтинге WGI. Они предлагали ориентироваться на уровень +1 к 2024 году. Это потребует улучшения позиций сразу в 12 индексах и рейтингах, на основе которых рассчитывается WGI, объясняли эксперты в докладе ЦСР. «Само многообразие данных показателей практически исключает возможность их искусственного подтягивания и потребует проведения последовательной регуляторной политики. В результате, к 2024 году Россия сможет продвинуться по показателю WGI RQ в группу тех стран бывшего соцлагеря, которые уже успешно провели регуляторные реформы (Польша, Грузия, страны Прибалтики)», - писали они.

Однако власти не стали готовить отдельный указ по госуправлению. В новом майском указе президента, который устанавливает KPI по 12 нацпроектам, конкретных целевых показателей по регуляторной политике нет.

Стабильности больше, но и коррупции тоже

Зато по итогам 2017 года в России, согласно индексу WGI, улучшились показатели подотчетности (-1,09 после -1,13 годом ранее), политической стабильности (-0,67 после -0,95) и эффективности правительства (-0,08 вместо -0,2). Оценка Всемирным банком контроля над коррупцией, однако, ухудшилась – с -0,82 по итогам 2016 года до -0,89. Индикатор «верховенство закона» остался на том же уровне, но по-прежнему находится в отрицательной зоне (-0,79). Таким образом, по всем показателям индекса качества госуправления Россия находится на уровне ниже среднего.

А что говорит российская статистика

Что самое удивительное, ряд организаций публикуют свои оценки предпринимательского климата в России, и они существенно отличаются от вышеприведённых показателей. Согласно публикуемым индексам, предпринимательский климат стабильно улучшается, экономика переходит в фазу восстановления. И все хорошо, если бы не одна маленькая деталь: распространенные на российском рынке методики по оценке делового климата часто не учитывают голоса предпринимателей, затрудняющихся ответить на вопрос о будущем своего предприятия.

Что же это означает? Представим предпринимателя, который не отвечает на вопрос о будущем своего дела. Отсутствие четкого плана и ясного понимания ситуации провоцирует сомнения, которые в свою очередь приводят к пассивному поведению и отказу от стратегии роста. Высокая доля таких предпринимателей является сигналом кризисных проявлений в экономике.

Другими словами, если учитывать неопределенность в ответах бизнесменов, ситуация с предпринимательским климатом перестает быть радужной, российская экономика по-прежнему в рецессии, и выход из нее не будет таким стремительным, как ожидалось ранее. При таком подходе рост уверенности и оптимизма предпринимателей наблюдался только в течение 2016 года во многом благодаря программам государственной поддержки. Однако, коренным образом переломить ситуацию не удалось. Причем, после пика оптимизма в августе 2016 года настроения ухудшились.

Безусловно, у предпринимателей всех отраслей есть системные проблемы, заключающиеся в них самих и в правилах игры. Результаты трехлетнего опроса предпринимателей обнажили первую фундаментальную проблему – пассивность российского «предпринимательского класса», нежелание развивать и масштабировать бизнес, повышая таким образом свою конкурентоспособность. Российское предпринимательство носит вынужденный характер. Предпринимателями часто становятся не в силу собственного желания, а под воздействием внешних причин: отсутствие работы в 90-х годах, низкий уровень зарплаты в регионах и т.д. При этом, меняется форма трудовой занятости (вместо наемного рабочего появляется фигура «предпринимателя», самозанятого). При этом инструменты и общий поход к работе остаются прежними, как у «наемников». Российский предприниматель текущего «поколения» воспроизводит привычные шаблоны ведения бизнеса, не стремится создавать что-то новое, не владеет финансовой грамотностью. Каждый пятый предприниматель (19%) осуществляет краткосрочное финансовое планирование (на месяц), 24% ведут учет доходов и расходов письменно в тетради или в уме, часто сталкиваются с кассовыми разрывами (37%). Как итог: низкая степень адаптивности бизнеса к новым условиям. Любые конъюнктурные изменения воспринимаются болезненно и зачастую заставляют сворачивать бизнеса.

Вторая проблема – молодость института предпринимательства в РФ. Государство продолжает поиск оптимальных правил игры, это приводит к постоянным изменениям, уследить и приспособиться к которым очень сложно. Пока не осознаются и не учитываются особенности российского предпринимателя «текущего поколения».

Дело в том, что традиции и институт предпринимательства в России были почти полностью уничтожены в результате Октябрьской революции 1917 года. Предприниматели до революции были известны качеством продукта, инновационными идеями, уникальными управленческими решениями, знаменитыми во всем мире. Кроме того, тот период характеризовался тесными экономическими связями с другим странами, активно осуществлялся международный обмен. Вологодское масло Верещагина, парфюмерия фабрики «Новая заря», швейные машинки Зингера, электрические приборы Яблочкова и т.д. экспортировались во многие страны мира и имели серьезный успех. Нефтяные и финансовые корпорации были включены в общемировой рынок и имели штаб-квартиры в крупных европейских городах.

С приходом советской власти заводы и мануфактуры были национализированы, а предприниматели эмигрировали в другие страны. Традиции предпринимательства были прерваны. Общество трансформировалось в сторону патернализма и общей пассивности. И даже после распада Советского Союза данный стиль мышления превалирует.

Без сомнения, точечными мерами исторически сложившиеся проблемы решить сложно, слишком тесно они связаны с культурой ведения бизнеса и с психологией самих предпринимателей.

Как видим, у предпринимательства есть системные проблемы, которые в настоящее время не преодолеваются. Сейчас в основном речь идёт о МСБ («Как в России «душат» малый и средний бизнес?»), мы не говорим об олигархах, так как им то поддержка оказывается, находятся и средства и методы («Политика власти – облегчить тяжёлое бремя олигархов»), да и все мы помним, как в одночасье они стали теми самыми «олигархами» («Грабительская приватизация: как это было и к чему привело»).

Сейчас нет ни только господдержки малого и среднего бизнеса, но нет и поддержки законом. Так что в России не просто не созданы условия для развития МСБ, а более того, сформирован целый комплекс препятствий для его «удушения». И как бы не озвучивали проблему пассивности предпринимателей, скорее она вытекает в связи с барьерами и препятствиями, постоянно возникающими на пути открытия и ведения бизнеса. Так что, как говорят, рыба начинает гнить с головы.


Понравился материал? Поделитесь:

Добавить комментарий


Новостная рассылка

Подпишитесь, и будьте в курсе всех важных событий!

Кто Online

Сейчас 85199 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте