1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 5.00 (2 голосов)

image

Чиновники и бизнесмены, укравшие сотни миллионов рублей, зачастую получают условные сроки только за то, что признают свою вину и раскаиваются. Правоохранительным органам после таких судов приходится заново тратить бюджетные деньги и усилия, чтобы найти и вернуть похищенное. Мы изучили судебную практику последних лет и, к сожалению, выяснили, что зачастую крупным казнокрадам и различным аферистам всё сходит с рук.

31 августа Смольнинский районный судвынес условный срок главе службы безопасности Русского музея за особо крупное мошенничество. Этот приговор стал одним из многих в российской судебной системе. Как и в этой истории, другие чиновники и подрядчики, воровавшие из казны сотни миллионов и даже миллиарды рублей, отделывались лишь лёгким испугом.

В прошлом году в Петербурге вынесли приговор по делу о краже казённых денег при строительстве Арктического щита России. Два подсудимых, которых обвиняли в хищении 223 млн рублей, получили лишь условные сроки. На скамье подсудимых Смольнинского суда Петербурга оказались бывший сотрудник Главного управления инженерных работ № 2 при Спецстрое России Ислам Пирахмаев и главбух компании-подрядчика «АС-инжениринг» Наталья Стребкова. Суд признал, что Пирахмаев помог «АС-инженирингу» получить подряды на строительство объектов Минобороны в Арктической зоне почти на 2,3 млрд рублей, из которых 223 млн были украдены с помощью Стребковой. Оба подсудимых признали свою вину и раскаялись, поэтому получили по два года условного срока каждый. Теперь государству придётся возвращать эти деньги в рамках гражданских исков.

В 2016 году в Санкт-Петербурге судили совладельца банка «Фининвест» Владимира Ландграфа за присвоение 1 млрд рублей клиентов Новокузнецкого муниципального банка. Финансист признал свою вину и по приговору суда получил четыре года условного срока. Суд отклонил гражданский иск банка о возмещении ущерба на сумму почти 1,5 млрд руб. А незадолго до этого бывшая председатель правления этого банка Наталья Громова за растрату около 2 млрд рублей была приговорена к трём с половиной годам условного срока заключения.

Бизнесмену Александру Загребину дали условный срок за мошенничество на 427 млн рублей. Объединённая пресс-служба судов Петербурга рассказала, что Загребин, будучи директором «Петербургского агентства недвижимости», ещё в 2013-м заключил ряд договоров на покупку недвижки по цене в несколько раз ниже рыночной. Среди прочих, по такой схеме продали два «золотых» куска земли. Фактически они стоили 305 млн, а продали их всего за 40. Ушлому риелтору удалось продать и два здания столовых по цене 3 млн, притом их реальная стоимость равнялась 164 млн. Бизнесмен получил четыре года условно.

Условным сроком отделался и теперь уже бывший гендиректор АО «Воронежнефтепродукт» Игорь Головащенко. В его случае ущерб оценивался в 150 млн рублей. В августе 2017-го суд приговорил его к четырём годам условно и штрафу в 1 млн рублей, хотя обвинялся он сразу по трём статьям: «Присвоение или растрата имущества», «Злоупотребление должностными полномочиями» и «Создание, использование и распространение вредоносных компьютерных программ».

Промышленный райсуд Смоленска в сентябре 2016 года вынес приговор Анатолию Данилову, бывшему председателю правления группы «Смоленский банк». Он приговорён к семи годам колонии условно. Экс-банкир признан виновным в неправомерных действиях при банкротстве, причинении имущественного ущерба при отсутствии признаков хищения и в мошенничестве. Ущерб, нанесённый вкладчикам банка Даниловым, следствие оценило в 402 млн рублей.

В сентябре 2016 года Дорогомиловский районный суд Москвы приговорил к пяти годам лишения свободы условно Александра Островерха, бывшего заместителя генерального директора по экономике ГКНПЦ имени М.В. Хруничева, по делу о хищении более 285 миллионов рублей. По данным следствия, Александр Островерх вместе с двумя сообщниками незаконно получал деньги от коммерческих структур за сдачу в аренду помещений предприятия.

В 2015-ом во Владимире «чёрным банкирам», занимавшимся обналичкой (7,5 млрд руб.) и изготовлением поддельных платёжных бумаг, дали от 2 до 4 лет условно. Они заключили досудебное соглашение и «оказывали помощь следствию».

Масштабы деятельности других участников чуть менее крупные, но размах всё равно богатырский. В прошлом году Замоскворецкий суд приговорил двух топ-менеджеров агентства недвижимости «Миэль» на пять лет условно каждого за хищение 85 млн. Как удалось доказать в суде, Сергей Касаткин и Людмила Архипова похитили деньги у соинвесторов строительства элитного посёлка «Барвиха-Village». Договора заключали от имени фиктивной компании. А в прошлом году Лайф сообщал о приговоре семерым мошенникам, в том числе сотруднику Сбербанка. С помощью фальшивых документов они получали доступ к счетам клиентов, выводили деньги и обналичивали их. Таким методом похитили более 400 млн рублей. Некоторые обвиняемые получили условные сроки.

Лёгким испугом отделались экс-министр труда Ростовской области Елена Скидан и её заместитель Михаил Медведев. Ещё в январе 2016-го Кировский районный суд Ростова-на-Дону признал чиновников виновными в злоупотреблении полномочиями на 86 млн рублей. Несмотря на серьёзную сумму ущерба, чиновники получили условные сроки. Скидан – 3 года 6 месяцев, а Медведев – 2 года 3 месяца. По версии следствия, в 2012 году Министерство труда и социального развития Ростовской области под руководством Скидан по завышенной стоимости приобрело в госсобственность здания для пансионата престарелых и инвалидов в Шахтах и психоневрологического интерната в Белой Калитве.

Сами следователи неоднозначно относятся к решениям судов, которые дают условные сроки за хищения сотен миллионов рублей.

«Обидно, когда следственные бригады работают день и ночь, распутывая хитроумные схемы и по крупицам собирая доказательства вины коррупционеров и аферистов, – рассказывает один из сотрудников Следственного комитета. – На судебном процессе большое значение имеет гособвинитель. Если он толковый, то сможет отстоять обвинение. А если у него нет опыта или желания работать, то все наши труды могут пойти насмарку».

По словам следователя, ключевым моментом экономического преступления является нанесение материального ущерба. И поэтому в большей степени суд должен учитывать при вынесении решения, возместил ли причиненный ущерб обвиняемый и в каком объёме.

«Просто раскаяние в бюджет не положишь. А вот возвращать деньги прокуратуре затем придётся с большим трудом», – добавил следователь.

С ним соглашается и адвокат Александр Островский. «Если, например, рассматривать мягкий приговор Дорогомиловского районного суда Москвы Александру Островерху, укравшему у своей компании 285 млн рублей, то тут вопрос возникает не к следствию, а к суду и прокуратуре. На суде он признал свою вину, за что и получил условный срок. Вот такое вот в России мягкое законодательство».

В народе даже бытует мнение, что чем больше взял, тем мягче сядешь, так как такое мягкое законодательство применимо не ко всем. С простыми гражданами у правосудия разговор суровый. В 2015-м суд Петрозаводска отправил 22-летнего парня на 3 года в колонию за кражу 3 плюшевых медведей из цветочного киоска. Их оценили... в 3600 руб. Суровость приговора определила прежняя судимость любителя игрушек.

В Нижнем Новгороде подростки, которых прозвали «плюшевыми воришками», взламывали тиры, забирали призовых медведей и... раздавали их подружкам и просто прохожим. Самому старшему едва исполнилось 18. «Порисоваться перед девочками, какие мы крутые — украли игрушки. Больше я тут ничего не вижу», – сказала в зале суда мать одного из подростков. Суду такие художества не понравились: двое несовершеннолетних получили 5 и 4 года лишения свободы, один отделался 4 годами условно.

В Ивановской области в июне этого года прошло беспрецедентное дело о краже 300 г. сахара и буханки хлеба пенсионеркой. Женщина находилась в состоянии крайнего отчаянья, так как ей было сложно прожить и на без того мизерную пенсию. За четыре дня до кражи ее саму обворовали в общественном транспорте.

Как сообщает портал ПенсийNET, у старушки вытянули из сумки кошелек с последними 300 рублями. Эти деньги оставались у женщины на питание, чтоб дотянуть до следующей выплаты. В полном отчаянье от голода пенсионерка решилась на кражу. Женщина украла в супермаркете всего 300 г. сахарного песка и буханку белого хлеба. С этим товаром она была остановлена охраной супермаркета на выходе. Так как у женщины нечем было оплатить товар, администрация вызвала полицию для разбирательства.

Женщина признает свою вину и раскаивается в содеянном. Несмотря на это, делу дали ход и состоялся суд над голодающей пенсионеркой. Ей грозил срок до 3 лет лишения свободы. Благодаря государственному адвокату, который был приставлен к подсудимой, удалось добиться смягчения наказания до 1 года условно. Это один из ярких примеров колоссального социального неравенства, когда люди, для того, чтобы банально накормить себя, идут на преступление, ведь государство не обеспечивает их и, судя по последним событиям, не собирается делать это вовсе (Пенсионная реформа – смягчение «приговора»). Все чаще обычные люди стали совершать «голодные преступления» (Мы хотим жить, а не выживать!). Так, другая 70-летняя пенсионерка воровала у соседей продукты. Как следует из материалов скандального уголовного дела, в августе 2016 года женщина похитила с чужой кухни кетчуп и немного сахара. Ущерб был оценен в 70 рублей. В начале декабря добычей бабушки стали две банки тушенки, упаковка макарон, сахар, печенье и 17 пакетиков чая. На этот раз ущерб составил 560 рублей.

Эти поступки пенсионерки были квалифицированы следователями как тяжкие преступления, пояснил старший помощник прокурора Приволжского района Денис Грачев. В суде обвиняемая пояснила, что пошла на преступления из-за нищеты. Женщина получает пенсию в 7300 рублей. Больше половины этих денег (4,5 тысячи рублей) уходит на погашение кредита за купленный холодильник (старый холодильник у Надежды сломался). Также приходится платить за коммуналку. В итоге на продукты остается только одна тысяча рублей в месяц.

В 2015 году за кражи с малозначительным ущербом к уголовной ответственности было привлечено более 60 тыс. человек. Эти кражи были неквалифицированными, а сумма ущерба составляла от 1 до 2,5 тыс. рублей. 12 тыс. человек из тех, кто был привлечен к уголовной ответственности, были осуждены к реальному сроку.

Эксперты говорят, что такой подход имеет негативные социальные последствия для общества и для государства. Это связано с тем, что преступники, особенно те, кто впервые совершил малозначительное преступление, после пребывания в местах лишения свободы фактически утрачивают возможность социализации. После мест лишения свободы данное лицо, как правило, не может трудоустроиться, теряет родственные связи и фактически становится потенциальным профессиональным преступником.

Правозащитник Сергей Охотин полагает, что прежде чем назначить наказание за мелкую кражу, надо разобраться в мотивах преступления: это была обыкновенная распущенность человека или он это сделал от большой нужды?

«Формально все граждане у нас равны, но на практике есть привилегии: одно дело, если закон нарушил банкир, другое – если алкоголик или трудный подросток. Это системное явление, которое снижает доверие к правоохранительной системе, – считает политолог Николай Миронов. – Да, гуманизация УК началась, и мелкие воришки теперь не все поголовно отправляются на зону. Но ведь задача не просто наказать, а добиться исправления, а укравший плюшевую игрушку после отсидки превратится в профессионального уголовника.

Я не призываю всех попавшихся по экономическим статьям отправлять на зону. Думаю, при краже миллиардов надо прежде всего ставить вопрос о возмещении ущерба. В полном, а то и в неоднократном объёме. Можно и имущество конфисковывать, в том числе записанное на родственников» (Конфискация имущества в помощь в борьбе с преступностью).

Конечно, мы не призываем оправдывать мелкое воровство – наказывать нужно в любом случае. Однако кара за преступление должна соответствовать опасности правонарушения. А пока юноша за кражу мягкой игрушки сидит в колонии, а чиновник за многомиллиардные хищения разгуливает на свободе, говорить о том, что перед законом и судом равны все (ст. 19 Конституции РФ), значит врать самому себе. Справедливая и беспристрастная Фемида ужаснулась бы своим российским современникам (А судьи кто?, Вершители закона – кто они?).


Понравился материал? Поделитесь:

Добавить комментарий


Новостная рассылка

Подпишитесь, и будьте в курсе всех важных событий!

Кто Online

Сейчас 177529 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте