1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 5.00 (3 голосов)

image

И хотя Владимир Путин обещал, что пока он президент, повышение пенсионного возраста не будет, он нарушил своё слово. Пока народ смотрел футбол, власти повысили налоги и пенсионный возраст. 14 июня об этом как о решенном вопросе объявил премьер-министр страны Дмитрий Медведев (Путин в это время открывал ЧМ-2018 на одном из московских стадионов). Конечно, законопроекту еще предстоит пройти через Госдуму, но зная марионестический характер Думы, у правительства не будет с этим проблем.

В итоге выбран самый жесткий вариант, на котором настаивал Минфин: пенсионный возраст для мужчин будет повышен до 65 лет, для женщин – до 63, аж на восемь лет. Также будет повышен возраст, дающий право на получение «социальной пенсии» для тех, кто не имеет минимально необходимого официального стажа работы, – с 65 до 70 лет у мужчин и с 60 до 68 лет для женщин. Для работников образования и медицины, жителей Крайнего Севера изменятся условиях выхода на досрочную пенсию. Что характерно, для силовиков (военнослужащих, сотрудники органов внутренних дел, нацгвардии и ФСИН) ситуация с досрочными пенсиями не изменится – по крайней мере, в текущем варианте реформы.

Пенсии в Империи

В принципе, пенсии появились на Руси очень давно. Правда, так они не назывались, да и помощь пожилым людям на протяжении многих столетий оказывалась очень избирательно. Как указывают древние летописи, ещё воеводы и князья обеспечивали своих особо преданных воинов и служащих как в случае их ранения, так и в старости.

Начало регулярного пенсионного обеспечения в России относят к эпохе Петра I. И первым пенсионным законом принято считать положения из «Устава Морского Русского Военного Флота» от 13 января 1720 года.

Именно при Петре слово «пенсия» вошло в официальные государственные документы и обиходную русскую речь (от французского pension — «платёж»).

Регламент назначения офицерских пенсий был подробно изложен в пяти артикулах (статьях) 6 главы Морского устава, которая называлась «О корму и жалованье». Порядок и размер пенсионного пособия каждому офицерскому чину устанавливался отдельно. Пенсии полагались также вдовам и детям погибших офицеров. При этом государственные пенсии по старости по-прежнему не полагались тем людям, которые не находились на госслужбе. Увы, они в старости могли рассчитывать лишь на соцпомощь в рамках так называемых богоугодных заведений того времени: домов призрения, сиротских приютов, специальных домов инвалидов для отставных военнослужащих низших чинов и др.

В последние годы существования Российской империи система пенсионного обеспечения по-прежнему оставалась избирательной и охватывала меньше 1/3 населения страны. Дополнительное пенсионное обеспечение за счёт взносов в так называемые эмеритальные кассы и рабочие фонды взаимопомощи затрагивало небольшую часть трудящихся: пенсионные кассы создавались в основном в госведомствах и на крупных промышленных предприятиях. При этом к началу века почти половину населения составляли сельские жители: по данным переписи 1897 г., их было больше 60 млн человек из 125 млн россиян. Но крестьяне никаких пенсий не получали как до, так и долгое время после революции.

А вот количество военных пенсионеров резко выросло с началом Первой мировой войны. Но рядовых солдат в числе получателей привилегированных пенсий не было.

Пенсионное обеспечение чиновников Российской империи до 1917 года регулировалось «Общим уставом о пенсиях и единовременных пособиях по гражданским ведомствам». Срок выслуги для получения государственной пенсии составлял 35 лет. Безусловно, при условии «беспорочной службы».

Чиновник, прослуживший не менее 25 лет, получал 50% пенсионного оклада. Фактически пенсию на государственной должности можно было выслужить только к 60 годам, учитывая, что средний возраст приёма на службу дипломированного специалиста начинался с 20 лет. При этом пенсионная планка в 60 лет на тот период была выше средней продолжительности жизни в стране.

Общий устав о пенсиях предусматривал некоторое снижение возраста для получения пенсии в двух случаях. В случае неизлечимой болезни полный оклад пенсии можно было получить за 30 лет службы. Кроме того, досрочную пенсию можно было получить, если чиновнику требовался уход в случае болезни. Полный оклад пенсии в этом случае полагался за 20 лет службы.

Для назначения пенсий служащим низших чинов нередко требовалось доказать тот факт, что к моменту достижения пенсионного возраста чиновник не будет иметь другой возможности содержать семью, кроме пенсионного пособия. Размер пенсии государственных чиновников устанавливался соответственно уровню чина. Все должности в государственном аппарате для расчёта пенсии были разделены на 9 разрядов.

В начале XX века размер пенсий российских чиновников мог составлять в среднем от 85 рублей в год (по 9 разряду) до 1 453 рублей (по 1 разряду). Для сравнения: заработок высокопрофессионального рабочего в начале XX века составлял в отдельных отраслях промышленности всего несколько десятков рублей в месяц.

Размеры пенсий по инвалидности были несколько выше обычных офицерских пенсий. Причём правом получения пенсий из инвалидного капитала пользовались только офицеры, которым оказывал покровительство так называемый «Александровский комитет о раненых». Пенсии назначались в зависимости от чина, в котором находился офицер на момент ранения, и от степени его тяжести (соответственно, различались пенсии раненым офицерам первого и второго класса).

Также важно отметить, что офицерам, получившим раны и увечья во время боевых действий, пенсии из инвалидного капитала назначались независимо от пенсий из государственного казначейства. Кроме пенсии отставным офицерам выдавалось ежегодное пособие для найма прислуги.

Говоря о пенсионной системе до революции, необходимо подчеркнуть, что хотя пенсии были предназначены в основном госслужащим, но их в то время было значительно меньше. Число чиновников на 100 000 человек в 1913 году – 163 чел., в 2010 году аж 1153 чел. Сейчас же дело доходит до абсурда. Например, в самой маленькой среди российских регионов, Орловской области, соотношение трудоспособных орловцев, платящих налоги, и представителей власти, получающих зарплату из бюджета – семь к одному. (Армия «столоначальников»).

Наше время

К проведению пенсионной реформы власти подготовились основательно. До президентских выборов население кормили исключительно хорошими новостями, к примеру, о новом (и весьма щедром) пособии на первого ребенка. Повышение пенсионного возраста обсуждалось разве что в абстрактном, теоретическом ключе. Зато сразу после выборов оно превратилось в неизбежную меру: дискуссия велась уже не о том, стоит ли повышать пенсионный возраст, а лишь о деталях этого, внезапно ставшего безальтернативным, шага.

Наконец, заявление Медведева неслучайно пришлось на июнь – период отпусков – и вдобавок на открытие Чемпионата мира, когда крупные города наводнены силовиками и действует жесткий запрет на проведение митингов. Как всегда, антисоциальные законы принимаются российскими властями в режиме спецоперации.

При этом, говоря объективно, никакой необходимости повышать пенсионный возраст нет. Возьмем ключевой критерий – долю государственных пенсионных расходов в ВВП. В России в 2017 году она составила 8,7% – чуть выше среднего уровня по ОЭСР (8,2%). Показатель не низкий, но и не сверхвысокий. Непонятно, почему Россия должна тратить на пенсии меньше, чем развитые страны, входящие в Организацию экономического сотрудничества и развития.

Сторонники повышения пенсионного возраста утверждают, что иначе не закрыть дыру в Пенсионном фонде, которая сейчас покрывается субсидиями из федерального бюджета. Но концептуальный вопрос здесь в том, считать ли в принципе такие субсидии проблемой. Почему доходную часть бюджета, состоящую преимущественно из налоговых отчислений (то есть из нашего с вами кармана), нельзя потратить на пенсии? Разве это менее легитимная статья расходов, чем армия, полиция и чиновничество, на которые федеральное правительство тратит триллионы рублей? (Бюджет трещит по швам, а в заначке – миллиарды!)

Кроме того, дефицит ПФР связан с огромным количеством работников, получающих зарплату в конвертах. По сути, львиная доля недоплаченных в ПФР денег превращается в прибыль работодателей – почему владельцы бизнеса должны иметь преимущество перед работниками и пенсионерами? Вместо повышения пенсионного возраста следовало бы работать над комплексной стратегией «обеления» зарплат в России (Как в России «душат» малый и средний бизнес).

По данным опроса Romir, реформу не поддерживает 92% населения. Это и неудивительно, ведь 43% российских мужчин попросту не доживают до 65 лет, нового возраста выхода на пенсию. Им предлагается буквально работать до смерти – история скорее из XIX века, чем из современной эпохи развитых социальных государств. Да, нынешний возраст выхода на пенсию в России один из самых низких в мире, но вне демографических показателей сравнивать эти цифры попросту бессмысленно. Кроме того, непонятно, почему Россия должна взять за образец страны с высоким пенсионным возрастом, как будто это само по себе является достоинством, а не недостатком систем социальной защиты данных стран.

Зарубежная практика

В качестве примера россиянам наперебой рассказывают о некоем международном опыте – за границей не принято жить исключительно на государственную помощь и продолжать дальше работать, получая «достойное» пособие. Чтоб понять, о чем все-таки идет речь, изучим пенсионные системы самых передовых стран и сравнимых с отечественными нормативами.

США

Пенсионная система США существенно отличается от российской. Следуя принципам гендерного равенства, американцы и американки уходят на пенсию одновременно, по достижению 65-летнего возраста, при том что средняя продолжительность жизни в Америке достигает 80 лет. Государственная пенсионная система охватывает почти всех трудящихся американцев, которые в течение своего страхового стажа оплачивали страховые взносы. Она обеспечивает им среднюю пенсию, которая в переводе на российскую валюту сегодня составляет около 85 тыс. рублей. Но «фишка» в том, что американская система дает пенсионеру сразу три источника пенсионного дохода – помимо государственной, работающий американец может участвовать в корпоративных и частных системах накопления. Причем корпоративная система накопления организуется по месту трудоустройства, но регулируется также государством.

Для получения права на корпоративную пенсию, в зависимости от компании, достаточно проработать в ней 5-10 лет, делая равные с работодателем отчисления в специальный фонд. При этом будущий пенсионер имеет в таких программах собственный счет, которым он может самостоятельно управлять, выбирая инвестиционные инструменты и самостоятельно неся ответственность за судьбу своих накоплений. Примечательно, что пенсионеры вправе сами определять сумму будущих выплат. Кроме этого, американцы вправе открыть частный счет в финансовой структуре, где объем накоплений обычно ограничивается планкой в 2 тыс. $ в год. За период накопления средства не облагаются налогами, но при обналичивании, подоходный налог все же приходится оплачивать. Снять накопленные средства до достижения 60-летнего возраста невозможно.

Интересно, что общий объем накоплений пенсионеров в США оценивается около 24 трлн $, где только 3 трлн $ находятся под управлением государства – остальными средствами управляют НПФы и прочие финансовые организации.

Дания

Датских пенсионеров по праву можно считать самыми счастливыми пенсионерами планеты – в 2016 году пенсионная система Дании признана самой сбалансированной в мире, по версии Global Pension Index. В рейтинг входит 27 стран, среди которых, вполне ожидаемо, России таки нет. Выходя на пенсию в 67 лет (как мужчины, так и женщины), граждане Дании (а также граждане ЕС и других стран, легально проживающих не территории Дании), имеют право на обычную и полноразмерную пенсию. Для получения обычной пенсии гражданам страны достаточно прожить не территории Дании 3 года в промежутке между 15 и 67 годами (иностранцам – 10 лет). Для получения полноразмерной пенсии, в указанном возрастном промежутке придется прожить уже 40 лет. В противном случае она будет составлять 1/40 от полноразмерной пенсии, пропорционально прожитым в стране годам. Кроме того, датские пенсионеры имеют право на добавочную пенсию – она выплачивается всем, кто работал больше 9 часов в неделю. Все это, плюс надбавки и частные пенсионные программы, позволяют датчанам в среднем получать пенсию, равную 120 тыс. рублей в месяц.

За такое приличное пенсионное содержание будущим пенсионерам приходится немало платить – налоги в Дании обычно составляют 35-50% от заработка, на чем собственно и держится пенсионная система. При этом сама система, помимо государственного фонда, в который идет лишь часть взносов, представлена множеством негосударственных пенсионных фондов, которые большую часть средств пенсионеров вкладывают в рисковые активы. Тем не менее участвуя в их программах пенсионеры очень часто получают пенсию, равную 2,8 тыс. $, что является абсолютным рекордом для ЕС.

Франция

Пенсионная система Франции отличается от большинства систем, представленных в других странах. Как и в России, пенсионными правами обладает каждый француз, преодолевший возрастной ценз (65 для женщин, 67 для мужчин), без привязки к трудовому стажу. Но в отличие от России, она рассчитывается как 50% от зарплаты, получаемой на протяжении 25 наиболее удачных лет, учитывая инфляцию. При наличии трудового стажа 41,5 года, на пенсию можно выйти раньше достижения пенсионного возраста, но не раньше 60 лет. Примечательно, что при наличии стажа в 40 лет, пенсионерам полагается еще и надбавка. Но это все лишь базовая часть французской пенсии, помимо нее государственная пенсионная система предполагает еще и дополнительную часть, которая исчисляется исходя из баллов, полученных после расторжения трудовых отношений с каждым из работодателей, с которым они были на протяжении жизни.

Получается, что в среднем пенсионеры получают пенсии из 3-5 источников. В итоге средняя пенсия во Франции составляет около 70 тыс. рублей, а иногда сумма накоплений и надбавок позволяет пенсионерам получать пенсии даже больше зарплаты работающих людей. Участие в пенсионной страховой системе является обязательным для французов – они ежемесячно уплачивают 16,35% от своей зарплаты. Самозанятым гражданам и частным предпринимателям приходится уплачивать взнос самостоятельно, а вот наемные работники платят его вместе с работодателями в равных долях. Несмотря на существенный размер отчислений, все дополнительные баллы и надбавки позволяют французским пенсионерам получать пенсии, составляющие около 80% от дохода.

Великобритания

Пенсионная система Объединенного Королевства существует уже более 100 лет, имеет очень сложную структуру и широкий спектр инструментов. Так, британцы имеют право на получение государственной и страховой пенсий, первую платит правительство, вторую – фонд государственного страхования. Государственная пенсия выплачивается всем гражданам, достигшим пенсионного возраста, который составляет 60 и 65 лет для женщин и мужчин соответственно. Правительство обеспечивает гражданам выплаты в размере пятой части от их дохода. Страховая пенсия также выплачивается за счет взносов, которые работники платят солидарно с работодателем. Она также дает британским пенсионерам около 20% от заработанного дохода. Примечательно, что английская пенсия рассчитывается в недельном выражении и в среднем составляет около 175 фунтов в неделю, что в конечном итоге позволяет пенсионерам получать сумму, эквивалентную 49-50 тыс. рублей в месяц.

Помимо государственного обеспечения, британцы нередко участвуют в корпоративных программах, вкладывают деньги в НПФы и страховые компании. Это позволяет им иметь неплохой ежемесячный доход в старости – как писал британский журнал «Indepenent», средний совокупный доход английских пенсионеров в 2013-2014 году составлял около 398 фунтов, в то время как работающие граждане в среднем зарабатывали 384 фунта.

Германия

Германия построила свою пенсионную организацию в порядке солидарности – молодое поколение финансирует пенсию старого, тем самым получая право на собственную пенсию. В ФРГ успешно действует как правительственная, так и негосударственная системы – без проблем можно участвовать в обеих, но обязательной она считается лишь для граждан, чей доход ниже 3,9 тыс. € (их, кстати, большинство). Взносы в пенсионный фонд для немцев составляют около 19% от их заработка, и работодатель, в отличие от России, оплачивает лишь половину – вторую часть отчисляет работник. Сама пенсия исчисляется с учетом индивидуальных коэффициентов, стажа и других особенностей. Уходя на пенсию в 67 лет, немецкие пенсионеры должны иметь 45-летний трудовой стаж – чем он меньше, тем ниже будет пособие.

При этом пенсии на западе и востоке страны немного отличаются, однако в среднем, в пересчете на отечественную валюту она составляет около 73 тыс. рублей. Россиянам о такой пенсии приходится только мечтать – в 2017 году средняя пенсия в нашей стране должна составить лишь 13,5 тыс. рублей.

Как видим, Россия, ориентируясь на некие международные стандарты, повысила пенсионный возраст. Но вместе с тем, никто не говорит, что пособия для пенсионеров в зарубежных странах во много раз превышают наши. Так почему же, ссылаясь на те же международные стандарты, не увеличить пенсию (а это в среднем 10-13 тыс рублей) наших бабушек и дедушек? Ведь зарубежные пенсионеры получают и 50, и 70, и даже 120 тыс рублей.

В чем же причина

Аргументов против повышения пенсионного возраста в России достаточно. Так зачем же правительство идет на столь непопулярный шаг? Чтобы ответить на этот вопрос, следует проанализировать динамику расходов федерального бюджета. По сравнению с 2013-м, последним докризисным годом, в 2017 году расходы федерального бюджета на бюрократический аппарат выросли в номинальном выражении на 37%, на национальную оборону – на 36%, тогда как на образование – сократились на 9%, на здравоохранение – сократились на 12% (с поправкой на инфляцию падение еще сильнее). При этом расходы на пенсионное обеспечение выросли на 32%, что сравнимо с «приоритетными» сферами, обороной и бюрократией (даже расходы на прочие социальные выплаты населению выросли куда меньше, на 14%).

Другими словами, субсидии на покрытие дефицита ПФР являются последним препятствием на пути окончательного превращения федерального бюджета из социального в военно-бюрократический. Федеральный центр попросту отказывается нести бремя каких-либо социальных расходов, перекладывая его на регионы. С образованием и здравоохранением это уже произошло, что привело к резкому ухудшению ситуации в этих сферах. Остались пенсии. За них правительство и взялось, дождавшись начала нового политического цикла.

Другими словами, субсидии на покрытие дефицита ПФР являются последним препятствием на пути окончательного превращения федерального бюджета из социального в военно-бюрократический. Федеральный центр попросту отказывается нести бремя каких-либо социальных расходов, перекладывая его на регионы. С образованием и здравоохранением это уже произошло, что привело к резкому ухудшению ситуации в этих сферах. Остались пенсии. За них правительство и взялось, дождавшись начала нового политического цикла.

Основательность, с которой власти подошли к тому, чтобы продавить эту сверхнепопулярную меру, выдает их нервозность. Руководство страны боится социальных протестов, потому что ответить на них ему попросту нечем. Широкая мобилизация вполне способна привести к реальному изменению параметров реформы. Центром низовой борьбы становится Конфедерация труда России, запустившая общественную кампанию против повышения пенсионного возраста. Петицию на Change.org уже подписало на момент написания статьи более 2,5 млн. человек.

Антисоциальный закон лишает матерей и бабушек своего истинного предназначения, многие мужчины просто не доживут до момента выхода на пенсию. Вообще, у наших бабушек и дедушек отнимают нормальную старость. Вот представьте, человек всю жизнь трудится, чтобы прокормить свою семью, поднять детей, и уже в преклонном возрасте имеет право на социальное обеспечение от государства. Ведь все эти годы он платил налоги и различные взносы в бюджет страны. Но вместо того, чтобы на пенсии нянчиться с внуками, отдыхать (мы не говорим про путешествие или другие блага, так как наши российские пенсионеры на соцвыплаты едва могут купить продукты питания и оплатить услуги ЖКХ), пожилой человек вынужден продолжать работать, чтобы просто выжить. И где справедливость? Разве это достойная жизнь, которую нам все время обещают? Или это просто эксперимент над народом? (Выжить на 146 рублей в сутки)


Понравился материал? Поделитесь:

Добавить комментарий


Новостная рассылка

Подпишитесь, и будьте в курсе всех важных событий!

Кто Online

Сейчас 56548 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте